Храмовники … после храмовников

Глава 10 из труда «?з истории Рыцарей Храма».
Подготовил Благородный + Брат Вольфганг АКУНОВ

(перейти к оглавлению)

Казалось, что после фактической ликвидации Ордена бедных рыцарей Христа и Храма Соломонова совместными усилиями французской короны и папской тиары и сожжения на костре Великого Магистра тамплиеров Жака де Молэ и других членов верховного руководства уничтоженного Ордена Храма на парижском Еврейском острове в 1314 г., история братства тамплиеров (владения которого некогда простирались от Португалии до Руси и от Германии до Палестины) завершилась раз и навсегда. Однако вскоре выяснилось, что, несмотря на роспуск Ордена храмовников как официально признанного духовными и светскими властями Запада военно-монашеского института Вьеннским собором римско-католической Церкви, великую идею тамплиерства оказалось невозможно вычеркнуть из коллективной исторической памяти европейцев простым церковно-административным актом.

Дело в том, что средневековое христианское благочестие порой принимало весьма причудливые, с нашей современной, «теплохладной» в вопросах веры, точки зрения, формы – достаточно вспомнить детские Крестовые походы, братства самобичевателей-флагеллантов и даже еретические объединения, вроде богомилов, патаренов, вальденсов или катаров-альбигойцев. ?стоки всех этих движений коренились, прежде всего, в крайне интенсивном стремлении людей Средневековья быть как можно ближе к Богу. Частью этого мира было и благочестие рыцарей-тамплиеров, которое нам представляется правильным рассматривать именно под данным углом зрения.

Во Франции Орден Храма ушел в подполье, оставаясь под руководством тайных Великих Магистров. Первым из них был Жан-Марк Лармений (Лармениус, Ларменюс), преемник Жака де Молэ (1314-1324). В то же время известно, что многим членам Ордена тамплиеров за пределами Французского королевства удалось избежать преследований инквизиторов и жадных до земель и денег тамплиеров светских властей. В особенности сказанное относится к тамплиерам ?берийского полуострова, Германии, Англии и Шотландии.

Во Франции, Кастилии и в некоторых областях Англии владения и имущество Ордена Храма были конфискованы короной. В Арагоне они были переданы военно-духовному Ордену Калатравы, в Германии, как уже упоминалост выше, госпитальерам-иоаннитам и рыцарям Тевтонского (Немецкого) Ордена.

В Португалии, где тамплиеры оказывали королю существенную военную помощь в борьбе с мусульманами-маврами, и в особенности в деле строительства крепостей, их Орден был переименован в «Орден Христа» и продолжал (да и по сей день продолжает) существовать под этим названием, которое даже нельзя считать новым, ибо «рыцарями Христа» храмовники именовались изначально.

В Шотландии тамплиеры, оказавшие королю Роберту Брюсу (отлученному папой римским от Церкви за убийство своего соперника прямо во храме во время обедни) вооруженную поддержку (в частности, в решающей битве с англичанами при Баннокберне) и духовно окормлявшие его силами своих орденских клириков, сохранились под названием «рыцарей Ордена Чертополоха» (известного также под названием Ордена Святого Андрея), позднее перенесенного императором Петром I на российскую почву в качестве высшего Ордена Российской империи (Святого Апостола Андрея Первозванного), восстановленного в 1998 г. в Российской Федерации (через 10 лет после учреждения другого, церковного Ордена Святого Апостола Андрея Первозванного в 1988 г. Священным Синодом Русской Православной Церкви). Таким образом, высший Орден Российской империи и высшая государственная награда современной России также связаны с Орденом Христа и Храма Соломонова.

С тех пор многие тайные и полутайные организации, в том числе современные масонские ложи, объявившие себя духовными наследниками средневековых рыцарей Храма, используют в своих ритуалах красно-белое и черно-белое знамена тамплиеров.

Согласно предположениям многих исследователей, ушедшим в глубокое подполье уцелевшим тамплиерам удалось сохранить Орден Храма, хотя и в видоизмененной форме. Так, например, в качестве преемника Ордена Храма рассматривалось возникшее в XVI в. братство «розенкрейцеров» (Орден Розы и Креста, а позднее – Златорозового Креста), в рядах которого объединилось большинство свободомыслящих интеллектуалов Западной Европы – в частности, такие знаменитые мыслители, как француз Декарт (Картезиус) и немец Лейбниц.

Вероятно, особую привлекательность идеям «розенкрейцеров» (Рыцарей Розы и Креста) придавала как раз окружавшая их братство аура некоей древней тайны (побудившая, к примеру, даже известного драматурга и поэта «Серебряного века русской литературы» Александра Блока назвать свою знаменитую историческую драму не как-нибудь, а именно «Роза и Крест»).

Во всяком случае, невозможно отрицать влияние идей розенкрейцеров на формирование идеологии эпохи европейского Просвещения, и, в частности, на основание английского «Королевского общества» (Royal Society), где блистали «звезды» ранга сэра ?саака Ньютона, Элайаса Эшмола и многие другие.

В дальнейшем многие, в частности, масонские и парамасонские, но и не масонские, организации принимали название «храмовников» или «рыцарей Храма». Так, например, в Англии существовал масонский «Орден тамплиеров», в петербургский филиал (ложу) которого, под названием «Капитулум Петрополитанум» («Cаpitulum Petropolitanum»), входили такие известные политические деятели Российской империи как граф А.К. Разумовский и ?.П. Елагин. Вообще, в начале XVIII в. произошло своеобразное «тамплиерское Возрождение». ?менно в этом столетии идеи тамплиеров были как бы открыты заново и пережили период бурного развития, происходившего на фоне упадка позднефеодального общества, начавшегося распада абсолютистских порядков, принимавшего все более острые формы конфликта между идеями Просвещения и ортодоксии, а также секуляризма и пиетизма, как протеста против официальных установок римско-католической церкви. В эти годы великого духовного перелома опять вошел в моду тамплиерский крест, как символ мощного идейного «воссоединения».

?езуиты из Клермонской коллегии «Обшества ?исусова» (лат.: Societas Iesu) близ Парижа попытались исподволь внедрить «тамплиерские идеи» в франкмасонство, с целью вернуть в эту потерянную для католицизма организацию идеи, являвшиеся, в конечном счете, католическими (вероятно, сами иезуиты нисколько не верили в официальную папскую версию о том, что тамплиеры были осуждены в XIV в. за отступление от католицизма!).

Первым шагом на пути к осуществлению этой попытки «идеологической инфильтрации» масонства считается таинственный документ, авторство которого приписывается шотландскому рыцарю (кавалеру) Эндрю-Майклу Рамзаю (Рамсею, Рэмсею, Рэмси) – так называемый «Дискурс» (Discours), ставший своего рода культовым документом франкмасонства так называемых «высших» («тамплиерских») степеней (или «градусов»).

В «Дискурсе» был дан сжатый очерк истории Ордена тамплиеров, пережившего, по утверждениям Рамсея, свое официальное упразднение королем Филиппом Красивым и папой римским Бенедиктом V (не «проклятых» Великим Магистром Храма братом Жаком де Молэ, а призванных им из пламени инквизиционного костра на Божий суд и действительно скончавшихся в течение года — папа то ли от дизентерии, то ли от рака желудка; король — то ли от яда, то ли от падения с коня, то ли от клыков дикого вепря или рогов оленя во время охоты)! После катастрофы 1314 г. уцелевшие рыцари Храма спаслись бегством в Шотландию, где и продолжали тайно проповедовать тамплиерские идеи.

В исторической для судеб Шотландии битве при Баннокберне в том же роковом для тамплиеров 1314 г., всего через 3 месяца после гибели Великого Магистра Жака де Молэ в пламени инквизиционного костра, не признанный папой римским за убийство своего соперника Дэвида Комина Красного (Рыжего) в храме во время причастия (!) самозваный шотландский король Роберт Брюс во главе всего 6000 шотландцев сразился с почти 20-тысячным войском английского короля Эдуарда II Плантагенета.

Численный и материальный перевес был однозначно на стороне англичан. Однако в самый разгар битвы, когда чаша весов стала уже склоняться в сторону Эдуарда, в тыл англичанам ударил засадный отряд Роберта Брюса – колонна неизвестных рыцарей, которая, как ураган, смела английских лучников, опрокинула и обратила в паническое бегство английского короля и 500 его рыцарей. Многие из бежавших в ужасе с поля битвы англичан утверждали потом, что видели развевавшееся над неизвестными рыцарями, обратившими их в бегство, черно-белое знамя – знаменитый тамплиерский «Босеан».

Между тем, всего несколькими годами ранее (до осуждения и упразднения Ордена Храма) английские тамплиеры участвовали в боевых действиях против шотландцев на стороне короля Англии (тогда еще не подвергавшего «своих» храмовников репрессиям под давлением короля Франции и папского престола).

Согласно «Дискурсу» Рамзая ( как и ряду других источников), в правление Роберта Брюса в Шотландии произошло объединение уцелевших храмовников с их традиционными соперниками — госпитальерами-иоаннитами (в отличие от других стран, где Орден Святого ?оанна ?ерусалимского, известный впоследствии под названием Мальтийского Ордена, или Ордена Мальты, унаследовал львиную долю владений и имущества, конфискованных у Ордена Храма), в единый Орден рыцарей Храма и Святого ?оанна (именовавшийся также Орденом Храма и ?ерусалимского Госпиталя).

Следствием этого совершившегося в Шотландии объединения стало последующее введение в ложах франкмасонства «шотландского обряда» 2 особых степеней – «рыцаря святого ?оанна» (впоследствии — «рыцаря Мальты») и стоявшего в иерархии масонского Ордена ступенью выше «рыцаря тамплиера» («рыцаря Храма»).

Мало того! В некоторых структурах «вольных каменщиков» эти 2 степени были даже объединены в 1 — например, в упоминавшейся выше, отпочковавшейся от расположенного на Британских островах масонского «Ордена тамплиеров» петербургской ложе «Сapitulum Patropolitanum» («Петроградский капитул»), в которой состояли вышеупомянутые видные русские государственные и политические деятели граф А.К. Разумовский, ?.П. Елагин и др. Великий Мастер (Магистр) этой ложи при посвящении в данную степень говорил посвящаемым:

«Поставляю Вас масонским рыцарем госпиталистом (госпитальером — В.А.) святого ?оанна ?ерусалимского, Родоса и Мальты и точно так же рыцарем Храма». Кроме того, обрядность и клятвы этого масонского Ордена тамплиеров строились вокруг образа Честной Главы ?оанна Предтечи — покровителя Ордена госпитальеров-иоаннитов:

«…мой череп на…блюде послужит воспоминанием святого ?оанна ?ерусалимского, этого первого верного воина и мученика нашего Господа и Спасителя».

Весьма характерным представляется также членство в этой тамплиерской ложе князя Б.А. Куракина, друга императора Павла I — и к тому же настоящего рыцаря-иоаннита (члена Державного Ордена Святого ?оанна ?ерусалимского, 72-м Великим Магистром которого был избран мальтийскими кавалерами сам Российский император). Мальтийский Орден перевез в Россию мощи святого ?оанна Предтечи. Память перенесения из Мальты в Гатчину части древа Креста Господня, десной (правой) руки ?оанна Крестителя и Филермской иконы Божией Матери по сей день отмечается Русской Православной Церковью 1 (25 по новому стилю) октября. Вне всякого сомнения, подобная настроенность масоно-тамплиерских идей и реальные события царствования «царя-рыцаря» Павла I обратили немалую «богоискательскую» часть русской аристократии к Церкви. Показательно также, что в первоначальный период правления «царя-рыцаря», еще до того, как на груди российского государственного орла появился белый 8-угольный мальтийский крест (включенный в государственную геральдику Всероссийской империи после избрания Павла I Великим Магистром Ордена Святого ?оанна), на гербовом щите, украшавшем грудь державного орла России, был изображен лапчатый крест тамплиеров.

Впрочем, еще до Павла I, в эпоху Екатерины II Великой, в России существовал самый настоящий Орден Храма (известный также под названием «Системы Мелиссино»), учрежденный в 1765 г. в Санкт-Петербурге. Его основателем и «Всемогущим Священником Храмовников» (лат.: Magnus Sacerdos Templariorum) был русский офицер, артиллерии полковник Петр ?ванович Мелиссино (1730-1797). Наименования степеней псвящения в его Ордене Храма отличались особой романтической изысканностью. Так, например, низшая степень именовалась «Рыцарь Сумрачной Пещеры». Полковник Мелиссино утверждал, что его предки сохранили тайное преемство от средневекового Ордена Храма, и что он, П.?. Мелиссино — законный Магистр храмовников по праву рождения. Надо сказать, что греческий род Мелиссинов (Мелиссино), действительно знатный и древний, сыграл заметную роль в истории Восточной Римской (Византийской) империи, в которой получил известность, начиная с Х в. Мелиссины были родственниками византийских императорских родов Комнинов и Ангелов. После захвата Константинополя западными крестоносцами в 1204 г. и создания ими Латинской империи (представлявшей соой фактически конгломерат автономных феодальных владений) княжество Мелиссино в греческой области Ахайе граничило с владениями Ордена тамплиеров — вассалов «латинского» герцога Ахайи Готфрида (Годфруа), даровавшего немало земель духовно-рыцарским Орденам. В 1454 г. Рикардо Мелиссино, венецианский рыцарь греческого происхождения, переселился с острова Крит (ставшего к ому времени колонией Венеции) на остров Кефалонию. Там Мелиссино были приняты в сохранившееся на Кефалонии братство рыцарей Храма. Прямым потомком рыцаря-тамплиера Рикардо Мелиссино и являлся русский полковник П.?. Мелиссино. Среди современных жителей острова Кефалония до сих пор ходят легенды о таинственных рыцарях в белых одеяниях, живших на острове близ монастыря святого Герасима. Впрочем, рыцарское братство «византийских тамплиеров» Мелиссино ненадолго пережило своего основателя.

В своем исследовании «От Петра Перваго до наших дней», изданном в 1934 г. в г. Харбине, известный общественный деятель, историк и писатель русской эмиграции, министр внутренних дел в дальневосточном правительстве братьев Меркуловых (Русское Белое Приморье, где Приамурским Земским Собором было в 1922 г. объявлено о юридическом восстановлении в России монархической формы правления) В.Ф. ?ванов (известный впоследствии как «?ванов-Харбинский), ссылаясь на рукописи Публичной библиотеки, упоминает, что «Петр (царь Петр I — В.А.) принят в шотландскую степень св. Андрея», причем «дал обязательство, что сей орден восстановит в России, что и исполнил (в виде ордена св. Андрея Первозванного, учрежденного в 1698 году). Оставя епанчу (орденский плащ, надевавшийся кавалерами в дни орденских праздников и по другим торжественным поводам — В.А.) зеленую, как они и должна быть (в исконном, шотландском, а впоследствии — общебританском, Ордене — В.А.), но ленту вместо зеленой сделал голубую; его (Петра Великого — В.А.) письменное обязательство существовало в прошлом (XIX — В.А.) веке (…) и многие его читали».

Аналогичные сведения о «переносе» Петром I (между прочим, с детства окруженном не столько немцами и голландцами, сколько шотландцами — Брюсами, Гордонами, Гамильтонами, Друммондами, Грахамами=Грэхемами=Грэмами и др.) тамплиерско-штоландского по происхождению Ордена св. Андрея в Россию приводятся в книге Г.В. Вернадского «Русское масонство в царствование Екатерины II». Следует также заметить, что при этом Петр I, мягко говоря, слукавил, сообщив в Уставе Ордена св. Андрея в России (1720 г.): «Мы сей наш новой Орден именем Святого Андрея прозвать за благо избрали наипаче и для того, что Орден Святого Андрея яко Патрона и заступника в Шкотской земле (т.е. в Шотландии — В.А.), тамо угасился» (в действительности же, как мы знаем, Орден Чертополоха в британской державе отнюдь не «угасился», даже после отстранения от власти шотландской династии Стюартов, а продолжает благополучно существовать в ней до сих пор). Последнее обстоятельств могло быть связано с нежеланием признать фактически «подчиненное»«, «филиальное», «провинциальное» положение «младшего», русского, Ордена св. Андрея по отношение к «старшему», «головному» (шотландско-британскому).

В рукописях С.С. Ланского (1797-1862), известного российского государственного деятеля, министра внутренних дел (1855-1861), сохранилось известие о том, что «?мператор Петр 1-й и Лефорт были в Голландии приняты в Тамплиеры». Даже признавая некоторую неточность формулировки (Петр I был провозглашен ?мператором Всероссийским много лет спустя после своего пребывания в Голландии и смерти Лефорта), факт представляется весьма любопытным и многозначительным, с точки зрения очередного «тамплиерского следа в российской истории». Впрочем, довольно об этом…

Однако вернемся в Шотландию. После битвы при Баннокберне там было основано тайное командорство Ордена Храма – «Геродом (Гередом)-Килвиннинг», по-английски: Herodom (Heredom)-Kilwinning, лежащее в основе современного «шотландского обряда» франкмасонства, ибо вошедшие в него в него тамплиеры, опасаясь новых преследований, решили осуществлять свою деятельность под прикрытием «ширмы» Ордена «вольных каменщиков».

Слово «Геродом» («Гередом») происходит от латинских слов «гередис домус», heredis domus, т.е. «дом (в средневеково-церковном значении этого слова — «Дом Божий», т.е. «Храм») наследников», или «Наследие Дома» («домами» средневековые тамплиеры называли свои крепости-монастыри, т.н. «Дома Храма», «храмовые дома» или «орденские дома»). Кроме того, в эпоху Средневековья латинское слово «домус» (этим латинским словом обозначался «римский» дом, ибо только римляне умели строить дома и прочие здания из камня — в отличие от германского, не каменного, дома, именовавшегося не «дом», а «гауз», или «хауз», Haus, hus, house — означало не только «(каменный) дом», но и «храм» (долгое время только храмы строились из камня); так, например, кафедральный собор г. Риги называется «Дом», по-русски: «Домский Собор (Храм)», Кельнский собор в Германии называется по-немецки: «Кёльнер Дом», Koelner Dom, и т.д. Впрочем, возможно, название «Геродом (Гередом)-Килвиннинг» просто представляет собой форму множественного числа родительного падежа «гередум (домус), heredum (domus)» — «(дом=храм) наследников», что опять-таки однозначно указывает на основание данной организации наследниками храмовников.

Впоследствии среди «братьев» тамплиерской ложи «Гередом» числилось немало видных представителей британского истэблишмента — например, Дэвид Ллойд-Джордж, лидер партии либералов-вигов, спикер (ритор) Английской ложи шотландского обряда, премьер-министр Великобритании и британский представитель в составе Большой четверки при заключении Версальского мира 1919 г.

В разыгравшемся более чем через 399 лет после битвы при Баннокберне сражении при Бойне (1689) войска восставших за дело свергнутой династии Стюартов (шотландской по происхождению, но долгое время правившей также и Англией) ирландских католиков и шотландцев сошлись с англо-голландской армией короля Уильяма — голландского штатгальтера (статхоудера) Вильгельма Оранского, объявленного, после свержения ?акова II Стюарта — между прочим, приходившегося штатгальтеру родным дядей! — в результате так называемой «Славной Революции» 1688 г., одновременно и английским королем.

После битвы при Бойне, завершившейся сокрушительным разгромом ирландско-шотландской армии католиков, на теле ее павшего в бою предводителя Джорджа Грэма Клеверхауза (между прочим, введенного сэром Вальтером Скоттом в один из своих лучших исторических романов – «Пуритане») был обнаружен… командорский крест Ордена рыцарей Храма!

Кстати, именно эта победа английских протестантов над шотландскими и ирландскими католиками положила начало существованию главной опоры английского владычества в ?рландии – организованной по масонскому образцу Великой Оранжистской Ложи (или Ордена Оранжистов), названной так в честь короля Уильяма — Вильгельма III Оранского.

С тех пор ежегодно в Дублине (а после освобождения ?рландии от британского колониального ига – в столице Ольстера г. Белфасте) в день годовщины победы протестантов происходили торжественные шествия «оранжистов» с оранжевыми орденскими лентами и другими парамасонскими регалиями, во главе с их Великим Магистром верхом на белом коне, в цилиндре, в оранжевом фартуке-запоне с золотой бахромой, с серебряным молоточком в руке, громогласно возглашавшим (если верить, например, воспоминаниям английского писателя Арчибальда Кронина в его известной дилогии «Детские годы. Путь Шеннона»):

«Эй, псы! Эй, псы, водой окрещенные!
Эй, псы, святой водой окропленные!
Король Вильгельм весь папистский сброд
Сбросил при Бойне в водоворот!»

Обычно шествие оранжистов сталкивалось в этот день с шествием ирландской католической организации Священный Орден Гибернийцев («Гиберния» или «?берния» — древнее название ?рландии) под зелеными знаменами с изображением ирландского национального символа – золотой арфы, предшествуемым оркестром трубачей с сумками зеленого (национального ирландского) цвета через плечо, и столкновение переходило в кровавые уличные побоища.

Все постоянно возраставшие в числе, в период после написания «Дискурса» кавалера Рамзая, франкмасонские организации («ложи») включали в свой состав так называемую «систему высших степеней», долженствующую являть собой попытку обозначения преемственности тамплиерских традиций.

Так, ритуал приема в степень «рыцаря Кадош» («кадош» по-древнееврейски означает: «святой») франкмасонства «шотландского обряда» и по сей день включает в себя непременное произнесение кандидатом на прием проклятий виновникам разгрома средневекового Ордена рыцарей Христа и Храма Соломонова – папе римскому Клименту V и королю Франции Филиппу IV Красивому.

При посвящении в высший градус этой системы кандидатам до сих пор демонстрируется скелет, держащий в левой руке белое, с красным крестом, или черно-белое тамплиерское знамя, а в правой – обнаженный кинжал. ?х девиз: «Некама!», что означает на древнееврейском языке «месть» (месть алтарю и престолу за разгром Ордена Храма).

Как уже говорилось выше, в 1754 г. французскими иезуитами из Клермона были предприняты первые попытки возродить к жизни Орден тамплиеров как таковой, оказавшиеся, однако, в конечном счете неудачными.

Главной идеей, лежавшей в основе запланированного иезуитами восстановления Ордена Храма (как, кстати, и при упоминавшихся выше почти одновременных попытках российского императора Павла I учредить в своей державе – на новой основе! – другой духовно-рыцарский Орден — Святого ?оанна ?ерусалимского!) была идея сохранения рыцарства как «главного нерва общества и государства».

Среди не масонских тамплиерских организаций наибольшую известность среди приобрел Орден Храма Бернара-Раймунда Фабре (де)Пал(л)апра, именуемый ныне «Верховным Воинским (Рыцарским) Орденом ?ерусалимского Храма» (или «Верховным Воинским Орденом Храма ?ерусалима»). Он происходит от возрожденного (или, точнее говоря, вышедшего из подполья) в 1705 г. во Франции Ордена Храма.

В 1705 г. Главный Совет Ордена Храма в Версале избрал Филиппа герцога Орлеанского (ставшего впоследствии регентом Французского королевства) 41-м Великим Магистром Ордена Храма. Как регент Франции и 41-й Великий Магистр, Филипп Орлеанский вновь подтвердил легитимность (законность) Ордена Храма, но уже не в качестве духовно-рыцарского, а в качестве светского рыцарского Ордена. При Великом Магистре Бернаре-Раймунде (де) Фабре-Паллапра Орден Храма был признан императором французов Наполеоном I Бонапартом в 1808 г., о чем будет подробно рассказано далее.

В 1738 г. в Париже (как раз в то время, когда папа римский публично выступил с угрозами в адрес франкмасонов) упомянутый нами выше ритор (оратор, или спикер) масонской Великой Ложи Франции, кавалер Эндрю-Майкл (Андре-Мишель) Рамзай (Рамсей, Рэмси), произнес замечательную речь, незамедлительно переведенную с французского на английский язык и известную как «Апология свободных (вольных) и признанных каменщиков (масонов)». Подчеркнув, что главной целью масонского ордена является превращение человеческого рода в добропорядочных граждан, послушных подданных своих государей, непоколебимых в исполнении обещанного, преданных поклонников Бога Любви, сторонников обладания добродетелями, а не получения наград и т.д., Рамзай объявил масонов духовными наследниками рыцарей-тамплиеров.

Рамзай заявил, что тамплиеры были масонами, что принятые у франкмасонов его времени, полные тайного смысла слова происходят от паролей, использовавшихся в военных лагерях тамплиеров, защищавших пилигримов в ходе паломничества в Святую землю. Согласно Рамсею, к концу эпохи Крестовых походов на европейском континенте уже было открыто несколько масонских лож. Принц Эдуард, сын английского короля Генриха III, сжалился после последнего Крестового похода над побежденными в Палестине войсками рыцарей Христа и в XIII в. (т.е. еще до разгрома Ордена Храма Филиппом Красивым и папой!) дал им пристанище в Англии. По версии Рамзая, принц (позднее ставший королем Эдуардом I Английским) создал из них в своем отечестве общество верных собратьев, дав им имя франкмасонов (вольных каменщиков).

Подобная «родословная» должна была заинтересовать французов и (хотя и в меньшей степени) англичан. Однако некоторые масоны сочли ее не слишком согласующейся с историческими фактами и потому выдвинули утверждение, что франкмасоны (вольные каменщики — строители каменных сооружений) действительно в каком-то виде существовали еще в эпоху Крестовых походов, но их знакомство с рыцарями-тамплиерами состоялось не в военных лагерях крестоносцев, а в ходе строительства для последних крепостей, больниц, монастырей и храмов. При столь близком общении такие качества тамплиеров, как отвага, щедрость и проч., передались и франкмасонам.

К числу «тамплиерских» относилась, например, Версальская масонская «Ложа Святого ?оанна Простосердечного во славу Великого Строителя (Архитектора) Вселенной под покровительством светлейшего Великого Магистра 5775». Великим Магистром этой «тамплиерской» ложи, в которую входили знатнейшие дворяне Французского королевства, был герцог Луи-Филипп-Жозеф Орлеанский, кузен короля. Вот заимствованное нами из книги французского историка XIX в. Монжуа «?стория заговора Луи-Филиппа Орлеанского» описание церемоний, которым он был подвергнут при посвящении в масонскую степень «шевалье (рыцаря) Кадош».

«Луи-Филипп-Жозеф был введен в темный зал пятью масонами, назвавшимися братьями. В глубине этого зала находился грот, а в нем скелет, освещенный лампадой. В одном углу зала стоял манекен, украшенный королевскими регалиями, а посредине двойная лестница.

Когда Луи-Филипп был введен пятью братьями, ему велели растянуться на земле, как будто бы он был мертв; в этом положении он должен был перечислить все полученные им чины и повторить все данные им клятвы. Затем ему в напыщенных выражениях описали чин (степень или «градус» — В.А.), который он готовился принять, и потребовали от него клятвы в том, что он никогда не откроет его никакому мальтийскому рыцарю (память о враждебности тамплиеров рыцарям иоаннитам, или госпитальерам, именовавшимся с 1530 г., после получения ими во владение средиземноморского острова Мальты, мальтийскими рыцарями, связанной с тем, что иоанниты после разгрома Ордена Храма получили большинство владений тамплиеров — В.А.). По окончании этих предварительных церемоний ему велели встать и влезть на самый верх лестницы; когда он достиг последней ступени, ему приказали упасть; он исполнил это, и тогда ему крикнули, что он достиг nec plus ultra (лат.: «дальше некуда», т.е., в данном случае, высшей степени — В.А.) масонства.

Тотчас после этого падения его вооружили кинжалом и приказали вонзить его в увенчанный короной манекен, что он и исполнил. Кровавого цвета жидкость брызнула из раны и залила пол. Кроме того, ему приказали отрезать голову у этой фигуры и держать ее в поднятой правой руке, а окровавленный кинжал в левой; он исполнил и это.

Тогда ему сказали, что кости, которые он видел в гроте, были останками Жака де Молэ, Великого Магистра Ордена тамплиеров, а человек, кровь которого он пролил и чью голову держал в правой руке — Филипп Красивый, французский король. Кроме того, ему сообщили, что знак того чина, в который его возвели, состоял в том, чтобы приложить правую руку к сердцу, затем протянуть ее горизонтально и уронить ее на колено в знак того, что сердце рыцаря Кадош готово к мести. Ему также открыли, что, в виде приветствия, рыцари Кадош брались за руку как бы для того, чтобы заколоть друг друга кинжалом».

Между тем, в годы Французской революции герцог Луи-Филипп-Жозеф Орлеанский стал видным революционером, отказавшись от герцогского титула и дворянского звания, став гражданином Филиппом Эгалитэ («Равенство») и проголосовав за казнь своего кузена, короля Людовика XVI (вскоре после казни которого и сам угодил под нож гильотины по обвинению в «контрреволюционном заговоре»; правда, сын Филиппа Эгалитэ, Луи-Филипп Орлеанский, впоследствии на восемнадцать лет, с 1830 по 1848 г., стал королем Франции). Когда король Людовик XVI был обезглавлен, на эшафот поднялся какой-то человек, обмакнул руку в кровь казненного и окропил этой кровью теснившуюся у подножия эшафота толпу с криком: «Я крещу вас во имя Жака де Молэ!»

По мнению многих исследователей-конспирологов, именно Орден Храма, в период своего существования «в подполье», до официального признания императором французов, вдохновил Наполеона Бонапарта (тогда еще генерала Французской республики) в 1798 г. на захват острова Мальты и фактическую ликвидацию суверенитета Мальтийского Ордена Святого ?оанна ?ерусалимского (как месть — хотя и запоздалая! — храмовников госпитальерам-иоаннитам, которым досталась немалая часть владений и прочего имущества, конфискованных у тамплиеров после разгрома Ордена Храма королем Филиппом Красивым и папой римским Климентом V в начале XIV в.).

[читать следующую главу «Орден Храма барона фон Гунда и «Рыцарь Красного Пера»»]

(перейти к оглавлению)

  • Рыцари OSMTH

    О дате и месте проведения очередного Капитула уточняйте у Канцлера.


  • OSMTH

    ORDO SUPREMUS MILITARIS TEMPLI HIEROSOLYMITANI
    OSMTH

    • slide-1
    • slide-2
    • slide-3
    • slide-4
    • slide-5
    • slide-6
    • slide-7
    • slide-8
    • slide-9
    • slide-10
    • slide-11
    • slide-12
    • slide-13
    • slide-14
    • slide-15
    • slide-16
    • slide-17


  • Херувим OSMTH